Человек дня. Овидий Горчаков

28 октября 1924 года родился Овидий Горчаков, разведчик и писатель.

 

Личное дело

 

Начало 50-х. На отдыхе в Переславле-Залесском                          Источник: vm.ru

Овидий Александрович Горчаков (1924—2000) родился в Одессе. Его отец работал в одесской ЧК, знал три иностранных языка. В официальных документах было указано, что он крестьянин из Чувашской губернии. Мать происходила из знатного дворянского рода.

В 1930-х годах отца в качестве советского консула отправили в Нью-Йорк. Затем он был консулом в Лондоне и Риме. Всего на дипломатической работе провел 20 лет. После войны был репрессирован.

Овидий Горчаков вспоминал: «Мой отец, прошедший фронты Великой Отечественной войны, был арестован в 1948 году по вздорному обвинению в шпионаже на полдюжины империалистических разведок. Вслед за отцом взяли и мою 20-летнюю сестру. Беременную, ее направили на лесоповал в Инту, за Полярный круг. Вдвоем с матерью нам едва удалось спасти из лагеря грудного ребенка, которого она родила в тюремном лазарете».

Отец выжил, его реабилитировали одним из первых в 1954 году. Сестру освободили уже после XX съезда КПСС в 1956-м.

В 1941 году 17-летний Овидий был направлен на трудовой фронт копать окопы в Смоленской области. Отмечал: «Осенью мы еле удрали с наших окопов — немцы прорвали фронт. Вернувшись босиком в Москву, я застал дома только сестру. Мать с младшей сестрой уехали в эвакуацию. Вот и пришлось мне увезти старшую сестру под Казань к маме. Не теряя времени, написал заявление в военкомат, чтобы меня отправили на фронт или определили в военное училище».

Из-за боязни, что война кончится до того как его призовут, Горчаков, по его словам, пешком направился из Казани в Москву. Говорил, что поездом ехать не мог, так как в столицу можно было въехать только по спецпропускам.

Добравшись до Москвы, в начале 1942 года записался в диверсионно-разведывательную школу №003, где готовили радистов.

В марте 1942 года в составе группы из 11 человек в первый раз был заброшен в тыл немецких войск под белорусским Могилевом. «Участвовал в спуске под откос семи эшелонов, во многих засадах на Варшавском шоссе и в боях», — вспоминал разведчик.

В июне 1943 года был тяжело ранен, был вывезен с вражеской территории на самолете. «Потом — четыре месяца в госпитале, и снова в тыл врага. Снова Белоруссия. Потом — Польша и Германия», — сообщал Горчаков.

Рассказывал об одном из заданий: «Мы оказались в жуткой блокаде. Это было зимой в лесу. Однажды я проснулся в какой-то норе и подумал, что это конец. Я просто не чувствовал своих ног. Я снял сапоги, перебинтовал ногу портянками, засунул обратно и понял, что в сапоге что-то мешает. Снова снял сапог, перевернул, и из него выпали пять пальцев. Слава богу, оказалось, что это не пальцы, а кожа, которая из-за постоянного мороза сошла вместе с ногтями».

Руководил одной из разведгрупп, участвовавших в спасении Кракова, который гитлеровцы собирались подорвать в 1945 году.

В конце 1940-х Горчаков написал автобиографический роман о жизни партизанского отряда «Вне закона», опубликованный лишь в годы перестройки.

В 1948 году поступил на высшие курсы переводчиков, где познакомился со своей будущей женой Аллой Бобрышевой — дочерью редактора журнала «Наши достижения» Василия Бобрышева, погибшего в войну.

«В группе почти все — девушки, — рассказывала Бобрышева. — Был один мальчик без руки и один мальчик без ноги. И еще был Овидий. Надо сказать, я на него почти не обращала внимания. Он был небольшого роста, ходил в шинели, красивый очень»

Горчаков показал ей рукопись своего романа. «Я прочитала, — вспоминала супруга писателя, — и была по-настоящему потрясена! Это оказалось настолько не похоже на то, что мы знали о войне, — расходилось с официальной линией партии. Только тогда я стала понимать, что за человек Овидий Горчаков, поняла, почему он так замкнут».

С 1950 года Горчаков работал переводчиком английского языка на крупных мероприятиях. Среди прочего переводил на съездах и пленумах КПСС с участием иностранных гостей и первых лиц государства — Сталина, а потом Хрущева. В 1952 году вступил в КПСС.

В 1957-м окончил Литературный институт им. М. Горького. В 1960 году совместно с польским писателем Янушем Пшимановским написал повесть «Вызываем огонь на себя» о советско-польско-чехословацком подполье, в котором сам участвовал. Через пять лет написал сценарий одноименного четырехсерийного телефильма. В 1965 году был принят в Союз писателей СССР.

Написал целый ряд документальных повестей, посвященных советским разведчикам, среди них: «»Максим» не выходит на связь», «Лебединая песня» и «Лебеди не изменяют» (о военной разведчице Анне Морозовой), «Хранить вечно», «Командарм невидимого фронта» и «Судьба командарма невидимого фронта» (о создателе советской военной разведки Яне Берзине), «Он с живыми в строю» (о военном разведчике Геннадии Братчикове).

В 1972 году вместе с Василием Аксеновым и Григорием Поженяном написал роман-пародию на шпионский боевик «Джин Грин — неприкасаемый». Книга вышла под псевдонимом Гривадий Горпожакс, составленном из обрывков имен авторов.

Овидий Горчаков умер 28 апреля 2000 года в возрасте 75 лет. Его прах согласно завещанию был развеян над Хачинским лесом в Могилевской области, где он впервые высадился в тыл врага.

 

Чем знаменит

Один из самых известных советских диверсантов и военных разведчиков, в 1960-е — 1980-е годы — автор бестселлеров о разведке: «Вне закона», «Вызываем огонь на себя», «»Максим» не выходит на связь», «Лебединая песня», «Хранить вечно» и многих других.

Благодаря Горчакову страна узнала о подвиге группы из 15 партизан под руководством Леонида Черняховского. Эти партизаны остановили движение эшелона дивизии СС «Викинг». В конце 1960-х годов их посмертно наградили орденами «Красной звезды».

Один из трех прототипов майора Вихря — героя одноименного романа Юлиана Семенова и фильма, снятого по книге. Два других прототипа — это разведчики Алексей Ботян и Евгений Березняк.

 

О чем надо знать

Сын разведчика и писателя Василий Горчаков (65 лет) — знаменитый кинопереводчик, синхронно озвучивший около более пяти тысяч картин, которые нелегально ввозились в СССР и Россию на видеокассетах. Его родители дома говорили в основном по-английски, поэтому с языком проблем не возникало.

Василий Горчаков знаком со многими голливудскими звездами — от Мерил Стрип до Джека Николсона, которым переводил во время их визитов в Россию.

Он также актер и продюсер, сыграл в фильмах: «Чемоданы Тульса Люпера: От Сарка до конца» Питера Гринуэя, «Богиня: как я полюбила» Ренаты Литвиновой, «Generation П» Виктора Гинзбурга.

 

Прямая речь

О детстве (журнал «А почему?», 1991, цитата по Pochemuha.ru): «Жизнь моя еще в детстве сложилась необычно. Я все время путешествовал. Из Одессы — в Херсон, Николаев, Загорск, Москву, а из Москвы — в Нью-Йорк, когда мне было шесть лет. Это было великолепное приключение! Из Москвы мы ехали поездом через Варшаву в Берлин. Из Берлина — в Париж. Из Парижа — в Портсмут (Англия), из Портсмута в Нью-Йорк по Атлантическому океану. Пароход наш назывался «Европа».

В Нью-Йорке я, шестилетка, пошел в школу. В Америке была Великая Депрессия — экономический кризис вроде того, что у нас сегодня [в 1991 году]. Мой отец был генеральным консулом СССР в Нью-Йорке. Мама наняла домработницу по имени Джейн. В школу я ездил на роликах. У отца были две машины: служебный «бьюик» и свой «форд». Америку я полюбил на всю жизнь. Не военное министерство Пентагон, конечно, а Америку, ее замечательный народ.

В третий класс я пошел уже в Лондоне, куда папу перевели представителем «Интуриста». Помню драки в школе. Меня лупили одноклассники, считая… американцем, янки, но учебный год я закончил пятым в классе. <…>

Дома [в Москве] меня не хотели брать в школу, потому что все предметы я знал только по-английски. На мое счастье, в Москве была единственная в СССР англо-американская школа, куда я и поступил. В пятом классе я начал писать стихи и рассказы по-английски. В 1937 году в Московском Доме пионеров открылась литературная студия, был объявлен конкурс. Я послал жюри рассказ, написанный по-английски. И был принят в литстудию! Наверное, никто мой рассказ не мог прочитать…

А школу нашу прикрыли в 37-м году, и я поступил в русскую школу».

О первом забросе в немецкий тыл (книга «Вне закона»): «Напрасно старался я заглянуть в открытый люк через плечи и головы друзей. Я ничего не увидел, кроме зловещей черной щели, пересекаемой огненно-голубой струей раскаленного газа из выхлопного патрубка.

Первый боевой прыжок! Внизу — немецкий тыл… Несколько сот километров от линии фронта. <…>

Во рту пересохло, ноги налились свинцом, приросли к полу. Но вперед толкает неизбежность прыжка, немыслимость отказа от него. Все остальное произошло с невероятной быстротой. <…>

Встречный поток ветра завертел, закрутил меня. Тугой воздушный вихрь резанул по глазам, ворвался в рот. Кажется, я падал, крутясь волчком, штопором, вниз головой. Зашлось сердце. Я не смог сдержать сдавленного крика, ничего не видел, ничего не слышал, кроме грохота, воя, свиста в ушах. «Раз… два… три…» Несколько секунд, несколько невероятно долгих секунд… Но вот меня крепко встряхнул, раскрывшись, парашют. Давящее безмолвие заполнило все вокруг».

О мифе, что Горчаков был личным переводчиком Сталина и Хрущева (Алла Бобрышева, «МК», октябрь 2004): «Совсем близко Овидий видел Сталина однажды. Во время перерыва муж шел по какому-то кремлевскому коридору и вдруг увидел, что навстречу идет вождь и с кем-то на ходу разговаривает. Овидий буквально вжался в стену! Он потом говорил, что был потрясен, как Сталин в реальной жизни отличался от своих портретов и фотографий: рука сухая, лицо в оспинах, маленького роста, рыжий… Образ был разрушен».

 

6 фактов об Овидии Горчакове

    Овидием Горчакова назвали потому, что его родители познакомились в городе Овидиополь Одесской области. «По преданию, — поведал Горчаков, — там жил сосланный римским императором Августом великий поэт Овидий. Наверное, поэтому я с шести лет начал писать стихи, а потом — рассказы и даже романы».
    Писатель Василий Гроссман, которому Горчаков принес рукопись книги «Вне закона», сказал, что это лучшая книга о партизанском движении. Опубликовать роман удалось только в годы перестройки, да и то в усеченном виде.
    По статистике, которую приводил сын Горчакова Василий, из диверсантов, которых забрасывали в тыл, живыми и здоровыми обратно возвращался лишь каждый пятый. Из оставшихся половина погибала на втором задании. После третьего и четвертого заданий оставались единицы. Овидий Горчаков минимум пять раз забрасывался в тыл врага.
    Один из известных военных подвигов Горчакова — спасение заминированного гитлеровцами Кракова. По другой версии, вражеский склад со взрывчаткой, которой немцы хотели уничтожить исторический город, удалось взорвать группе Алексея Ботяна. Так или иначе, 18 января 1945 года склад взлетел на воздух, и город уцелел.
    За эвакуацию из немецкого тыла военного правительства Польши во главе с маршалом Марианом Спыхальским Горчаков был награжден польским орденом «За воинскую доблесть» (Virtuti Militari).
    Возглавлял Всесоюзную федерацию стрельбы из лука.

 

Материалы об Овидии Горчакове:

Биография в Википедии

Биографическая справка на «Хроносе»

В. И. Пятницкий «Разведшкола №005»

Биография на сайте «Одна Родина»

Интервью Горчакова журналу «А почему?»

Овидий Горчаков «Ян Берзин — командарм ГРУ»

Источник: polit.ru

Ещё новости

Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны Войти, чтобы оставить комментарий.