Человек дня. Константин Коровин

5 декабря 1861 года родился художник Константин Коровин.

 

Личное дело

 

Константин Коровин

Константин Алексеевич Коровин (1861 – 1939) родился в Москве в купеческой семье. В 1870-е годы, когда в России стала развиваться сеть железных дорог, семья Коровина, занимавшаяся ямщицкими перевозками, разорилась. Отец стал работать учетчиком на фабрике в Мытищах, а в 1881 году покончил с собой.

Рисовал Константин Коровин с детства. В 1875 году он, вслед за старшим братом Сергеем, поступил на архитектурное отделение в Московское училище живописи, ваяния и зодчества (МУЖВЗ). Год спустя перешел на отделение живописи. Вместе с ним учились Исаак Левитан, Михаил Нестеров, Андрей Рябушкин, а любимым преподавателем был Алексей Саврасов. «Мне пришлось сильно нуждаться, – вспоминал Коровин о годах учебы, – уже пятнадцати лет я давал уроки рисования и зарабатывал свой хлеб». С конца 1870-х работы Константина Коровина выставляются на ученических выставках МУЖВЗ. В 1882 году Саврасов, страдавший тяжелым алкоголизмом, был уволен из училища, и Коровин решил сменить учебное заведение. Он поступил в Академию художеств в Петербурге, где занимался в натурном классе Павла Чистякова. Затем вернулся в МУЖВЗ, где пейзажный класс возглавил Василий Поленов, который, по словам Коровина, «внес свежую струю в Школу, первый стал говорить о чистой живописи». Поленов в 1885 году познакомил Коровина с Саввой Мамонтовым, и художник стал активным участником Абрамцевского кружка.

В 1886 году Коровин окончил МУЖВЗ и стал работать в оперном театре Мамонтова. В  1887 – 1888 годах совершил заграничное путешествие.

Вскоре художник сблизился с Валентином Серовым, в 1894 году совершил вместе с ним поездку на север, результатом которой стал новаторский цикл пейзажей («Гавань в Норвегии», «Ручей святого Трифона в Печенге», «Геммерфест. Северное сияние», «Мурманский берег»). По материалам поездки Коровин оформляет павильон Северной железной дороги, построенный по его проекту на Всероссийской выставке 1896 года в Нижнем Новгороде. На огромных панно художник создал широкие, обобщенные образы природы и жизни Севера.

Неоднократно приезжал в Париж, где знакомился с творчеством французских импрессионистов. Их влияние проявляется и в картинах Коровина. Частой темой его городских пейзажей становятся парижские улицы (среди самых известных – «Париж. Бульвар Капуцинок», «Париж утром», «Парижское кафе», «Кафе де ля Пэ»).

В 1897 году у художника родился сын Алексей Он покупает дачу в Охотино (ныне в черте города Переславль-Залесский). Там Коровин устроил мастерскую и работал каждое лето. Вскоре рядом построил дачу близкий друг художника Федор Шаляпин.

Коровин участвовал во многих выставках передвижников, затем – в выставках объединений «Мир искусства», «Союз 36», «Союз русских художников». В 1900 году он оформил русский отдел на Всемирной выставке в Париже, за что получил орден Почетного легиона. С 1901 года возглавлял совместно с Валентином Серовым портретно-жанровую мастерскую МУЖВЗ. Среди его учеников были Кузьма Петров-Водкин, Мартирос Сарьян, Николая Чернышев, Константин Юон, Илья Машков. В 1905 году Константин Коровин становится академиком живописи. В 1908 году умер брат художника Сергей, член товарищества передвижников. Смерть брата вызвала тяжелую болезнь Константина Коровина, он попал в неврологическую клинику с острым неврозом, из-за которого развилось заболевание сердца.

В 1911 году Коровин становится главным декоратором и художником-консультантом Императорских театров.

В 1913 году его шестнадцатилетний сын  попал под трамвай и лишился обеих ног, после чего страдал от длительных депрессий и неоднократно пытался совершить самоубийство. В 1922 году Коровин уехал из России в Париж для лечения сына и собственной болезни сердца и после этого на родину уже не вернулся, хотя эмигрантом себя не считал. Планировалось устроить в Париже его большую персональную выставку, но много работ художника были украдены во время перевозки из России.

За границей Коровин много работал в качестве театрального художника, а также стал известен как мемуарист, его рассказы публиковались в различных русскоязычных изданиях, наиболее часто – в газете «Возрождение». Произведения художника экспонировались на персональных выставках в парижских галереях Бернхейма и Кольбера в 1925 и 1929 годах, а также на многих выставках в Париже, Нью-Йорке, Риме и Праге.

Умер Константин Коровин в Париже 11 сентября 1939 года.

 

Чем знаменит

Коровина заслуженно называют русским импрессионистом» и «Моцартом русской живописи». Выдающийся мастер колорита и красочной импровизации, в своих пейзажах он отказывается от обычной для русского искусства второй половины XIX века критической составляющей в отношении  деревенской жизни, но также и от романтической «рифмовки» состояний человеческой души и природы, характерной, например, для Исаака Левитана. Коровин полагает, что «нужно отходить от себя и быть, глядя на вещь, посторонним».

«Необычайно эмоциональный, – пишет о Константине Коровине его ученик Борис Иогансон, – нетерпеливый к действию, он легко загорался перед всем, что занимало его живописный взор – весенние проталины у берегов Истры, девушка в белом платье у ветки сирени, розы, осветленные солнцем, на фоне синего моря, провинциальная улочка захолустного города, Венеция или Ташкент, Архангельск… или ночные огни Парижа… Во всем он находил поэзию правды живописи… Его радостью был увлекательный процесс сражения с натурой, когда на холсте возникает живое, творится вторая жизнь, обогащенная поэтическим чувством художника».

 

О чем надо знать

Константин Коровин знаменит и как выдающийся театральный художник. Первые оформленные им постановки состоялись на сцене Частной оперы Мамонтова. В 1885 году он оформляет «Аиду» Верди, а в следующем сезоне – «Лакме» Делиба и «Кармен» Бизе. В. С. Мамонтов вспоминал о постановке «Аиды»: «Декорации Коровин написал превосходно, особенно хороши были лунная ночь на берегу Нила и преддверие храма, в котором происходило судилище над Радамесом». Для оперы Мамонтова Коровин работал 16 лет, затем по рекомендации Поленова стал главным декоратором императорских театров. Его оформление спектаклей Мариинского театра произвело переворот в театрально-декорационном искусстве. Вместо традиционного убранства сцены, определявшего лишь место действия, Коровин создает «декорации настроения», которые передают общий эмоциональный настрой спектакля. «Он и на сцене, – писал Александр Бенуа, – оставался чистым живописцем и трактовал декорацию как картину». Сам художник рассказывал о своем подходе так: «Неожиданностью форм, фонтаном цвета мне хотелось бы волновать глаза людей со сцены». Новаторство Коровина поначалу встречало ожесточенное сопротивление. Актеры рвали костюмы, созданные по его эскизам. Рабочие добавляли в краску соль, чтобы декорации долго не сохли. Порой Коровин приходил в театр работать над декорациями с револьвером за поясом. В конце концов его оформление оперных и балетных спектаклей получило заслуженную славу. Оформлял он также драматические постановки Станиславского.

Работать для театра художник продолжил и после революции. В 1918 – 1920 годах он создает декорации к операм «Валькирия» и «Зигфрид» Вагнера и балету Чайковского «Щелкунчик». Живя за границей, Коровин оформлял спектакли в крупнейших театрах Европы, Америки, Азии и Австралии. Наиболее знаменитой стала его работа над постановкой оперы Римского-Корсакова «Золотой петушок» в Оперном театре Турина.

 

Прямая речь

Я родился в Москве, на Большой Рогожской улице, близ Покровского монастыря. И сейчас в вечном покое — там, в земле, — могилы моего отца, деда, брата Сергея и дальней родни. Есть и у меня там место, рядом с отцом… Помню я деда моего Михаила Емельяновича Коровина. Смутно, но помню. Вот большая зала, где, бывало, сидел он в кресле, седой, согбенный, огромного роста. Зала — в стиле ампир. Наверху, с двух сторон, широкие полукруглые ниши и золотые балюстрады балконов. На одном из них играет квартет музыкантов. А дед сидит в кресле и слушает (любимый композитор его — Бах), и ноги покрыты меховым одеялом (он болен — подагра), а в руках платок. Он слушает музыку всегда один, никого не пускает, кроме меня, семилетнего внука, слушает и плачет. А я сижу около, сбоку, смирнехонько. Вижу, что дед плачет, и думаю, что так нужно. Припоминаю и весь большой наш дом, и подле огромный сад, выходящий на Дурновский переулок. В длинном деревянном заборе — маленькая калитка. Вдоль забора бузина. Сад прекрасен, в нем — большая оранжерея, где так сладостно пахнет землей, и старая беседка с колоннами: окна у нее в цветных стеклах, внутри, как войдешь, — все светло и зелено; а у стен кушетки, крытые зеленым сукном. В этом саду приказчик Ечкин, высокий и стройный, в длинном сюртуке, поднимает меня на руки, позволяя рвать большие желтые сливы, которые я тут же и ем.

Из воспоминаний Константина Коровина

 

Артистизм — это качество было свойственно Коровину больше, чем кому-нибудь другому. В самом его письме есть недосказанность какая-то, его письмо как бы само формирует из живописи, из краски, из цвета пространство, представление о предмете. С появлением его «Курсистки» открылось новое представление о живописи, о чистоте цвета, его роли в живописи. Несколькими годами позже Серов своими «Девушкой, освещённой солнцем» и «Девочкой с персиками» продолжил эту линию, и это была новая волна в русской живописи, где свет, где среда, удивительная чистота цвета строила вещь, создавала атмосферу какой-то узнаваемости красоты и сока жизни. Казалось бы, состояние природы на картинах Коровина только предлог, но он адресует зрителя к большим чувствам Родины, земли родной. Человек он был добрый, и искусство у него доброе, широкое. Нелёгкая досталась ему судьба, но Россия всегда оставалась его болью, его гордостью, ею он всецело жил в своих восторгах, в своем искусстве.

Е. Моисеенко «Русский импрессионист Константин Коровин»

 

Какая грусть, что этот огромный мастер, этот яркий самобытный талант, два раза затративший свои силы на такие эфемерные создания, как выставочные панно, все время тратящий их на еще более эфемерные создания – на театральные декорации, так, вероятно, и не получит возможности увековечить себя и одарить Россию истинно прекрасным, величественным произведением. Коровин – удивительный, прирожденный стилист. То, что мерещилось Куинджи, то удалось Коровину. Не хуже японцев и вовсе не подражая японцам, с удивительным остроумием, с удивительным пониманием сокращает он средства выражения до минимума и тем самым достигает такой силы, такой определенности, каких не найти, пожалуй, и на Западе. Его стынущие в холоде и мгле северные пустыни, его леса, обступающие редким строем студеные озера, его бурые и сизые тучи, его стада моржей и вереницы оленей, наконец, яркие фанфары желтого солнца, играющего на всплесках синих заливов, – все это является настоящим откровением Севера, истинно грандиозной поэмой Севера, гораздо более достойной стать классическим произведением русской живописи, нежели все «Фрины» или «Помпеи». Коровину необходимо дать стены вечные, каменные стены, в которых бы собирался русский народ, стены дворцов, музеев, училищ или других общественных зданий. Непростительно будет для нашей эпохи, если и этот художник пройдет, не сказав всего того, что он может и должен сказать, не излив всей глубокой и широкой своей любви к русской природе!

Александр Бенуа о Константине Коровине

 

6 фактов о Константине Коровине

    Друзья-художники еще со времен училища называли Константина Коровина Костенькой. «Это уменьшительное имя осталось за ним на всю жизнь», – вспоминал художник Сергей Милорадович.
    Близкими друзьями Константина Коровина были Валентин Серов и Исаак Левитан.
    Картину «У балкона. Испанки Леонора и Ампара» Коровин писал в 1888 году в Валенсии. Он попросил швейцара гостиницы найти ему модель-испанку. Через некоторое время тот привел к нему в комнату молодых девушек – Ампару и Леонору. Коровин попросил их остаться стоять у окна и начал писать их портрет. За время работы девушки отказывались от денег, которые предлагал им Коровин, так что, чтобы хоть как-то отплатить им, он сходил с ними в магазины и на базар и купил понравившуюся им обувь и платки из китайского шелка.
    На картине «Бумажные фонари» изображена будущая жена художника Анна Фидлер.
    Во время Первой мировой войны Коровин консультировал армию по вопросам маскировки и часто с этой целью выезжал на фронт.
    Несмотря на инвалидность, сын Константин Коровина Алексей тоже стал художником. С 1918 года был членом «Мира искусства», участвовал в выставках объединения в 1918 и 1921 годах. В 1920 году экспонировал свои работы на XIX выставке Всероссийского центрального выставочного бюро Отдела ИЗО Наркомпроса в Москве. Живя в Париже, оформлял спектакли в кабаре, помогал отцу в оформлении театральных спектаклей. Участвовал в выставках русских художников в Бирмингеме (1928), Амстердаме (1930), Берлине (1930), Белграде (1930) и Париже (1932, 1935). В 1950 году он совершил самоубийство.

 

Материалы о Константине Коровине

Статья о Константине Коровине в русской Википедии

Статья о Константине Коровине в энциклопедии «Кругосвет»

Константин Коровин в проекте «Хронос»

Сайт, посвященный Константину Коровину

Материалы о Константине Коровине в журнале «Третьяковская галерея»

Константин Коровин «Моя жизнь»

Дом-музей Коровина в Охотино

Источник: polit.ru