Человек дня. Этьен Морис Фальконе

1 декабря 1716 родился скульптор Этьен Морис Фальконе, автор «Медного всадника».

 

Личное дело

Этьен Морис Фальконе (1716 – 1791) родился в Париже в семье столяра. В детстве не получивший никакого образования мальчик был отдан в ученики к столяру, изготовлявшему болванки для париков. Самостоятельно стал изучать рисование и скульптуру. Одаренный юноша привлек внимание скульптора Жана-Батиста Лемуана, который взял его к себе в ученики. Фальконе стал развивать свои задатки скульптора, а также усиленно занялся самообразованием, изучая классические языки, историю и литературу. Молодого скульптора поддержала мадам де Помпадур, сделав ему несколько заказов.

В 28 лет Этьен Морис Фальконе за скульптурную группу «Милон Кротонский» (ныне в Лувре) был причислен к Парижской академии художеств. В 1754 году был избран в действительные члены Академии и получил в ней место адъюнкт-профессора. Был известен работами по мрамору. С 1757 по 1766 года Фальконе занимал пост директора скульптурных мастерских в Королевской мануфактуре Севрского фарфора.

В 1766 году Екатерина II по рекомендации Вольтера и Дидро пригласила Фальконе в Россию для сооружения памятника Петру I в столице. В Петербурге Фальконе работал двенадцать лет. Отливка конной статуи Петра была окончена в 1775 году, еще несколько лет Фальконе занимался отделкой статуи. В 1778 году скульптор покинул Россию, не дожидаясь официального открытия памятника, так как устал от постоянных конфликтов с президентом Императорской Академии искусств Иваном Бецким.

Во Франции Фальконе прочитал в парижской Королевской академии цикл лекций, изданных позднее в Амстердаме под названием «Размышления о скульптуре». Он утверждал, что искусство идеально концентрирует в себе красоту, рассеянную в природе, и подчеркивал особую роль творческого чувства как «души произведения». В эстетической концепции Фальконе соединялись идеал и чувство и, соответственно, классицизм и рококо. В 1783 году Фальконе стал ректором-адъюнктом Парижской академии художеств. Последние годы жизни был парализован и не мог работать.

Умер Этьен Морис Фальконе 4 января 1791 года в Париже.

 

Чем знаменит

 

Этьен Морис Фальконе

Самая известная работа Фальконе – знаменитый «Медный всадник», ставший не только памятником основателю Петербурга, но и символом города. Памятник, концепция которого была задумана еще Дидро и Вольтером, должен был изображать победу цивилизации, разума и человеческой воли над дикой природой. Работы по созданию монумента были начаты 15 (26) октября 1766 года, сразу после прибытия Фальконе в Россию. Одним из условий, который Фальконе поставил, берясь за заказ, было отсутствие вмешательства посторонних в работу после утверждения проекта Екатериной II. Тем не менее Иван Бецкой постоянно вмешивался в работу Фальконе, настаивая на внесении изменений. Например, Бецкой хотел, чтобы Петр был изображен в античном одеянии. Фальконе же предпочел одеть Петра в простую и легкую одежду, которая, по словам скульптора, принадлежит «всем нациям, всем мужам и всем векам; одним словом, это героическое одеяние». В июле 1769 года была готова гипсовая модель памятника. Вызванный из Франции мастер-литейщик Эрсман оказался не в состоянии выполнить отливку, и Фальконе пришлось заниматься этим самому, хотя ранее он никогда не производил бронзовых скульптур. Первая отливка скульптуры состоялась летом 1775 года. По легенде, во время работы лопнула труба, по которой заливалась бронза, и только благодаря стараниям мастера Емельяна Хайлова удалось спасти нижнюю часть памятника. В 1777 году были выполнены верхние части скульптуры, не получившиеся при первой отливке.

 

О чем надо знать

Важную роль в работе над «Медным всадником» сыграла ученица Фальконе Мари-Анна Колло (Marie-Anne Collot). В момент приезда в Россию ей было 18 лет. Колло специализировалась в области скульптурного портрета. Именно она исполнила в гипсе модель головы Петра I для памятника. За свою работу Мари-Анна Колло была избрана в Академию художеств.

 

Прямая речь

«Вот гениальный человек полный всяких качеств, свойственных и несвойственных гению. В нем есть бездна тонкого вкуса, ума, деликатности, прелести и грации; он неотесан и выполирован, мил и шершав, нежен и суров; он мнет глину, обрабатывает мрамор, и в тоже время читает и размышляет; он мягок и едок, серьезен и забавен; он философ, ни во что не верит, и знает, почему; он добрый отец, а однакоже сын бежал от него; он любил свою любовницу до безумия, и однакоже уморил ее горем, отчего потом стал печален, мрачен, меланхоличен и чуть сам не умер с горя; уже как давно он ее потерял, а до сих пор все безутешен. Прибавьте к этому, что нет человека более ревнивого к признанию его современниками, и более равнодушного к признанию его потомством; он доводит эту философию до непостижимой степени и сто раз мне говорил, что гроша не даст за то, чтобы закрепить вечное существование за самой превосходной из своих статуй…»

Дени Дидро о Фальконе

 

«Монумент мой будет прост. Там не будет ни варварства, ни любви народной, ни олицетворения народа. Может быть, эти фигуры прибавили бы больше поэзии в мое произведение, но в моем ремесле, когда тебе 50 лет от роду, надо затевать попроще, если хочешь дожить до последнего акта. Прибавьте к этому, что Петр Великий сам себе сюжет, и атрибут — довольно показать его. Итак, я ограничусь одной статуей этого героя, которого я не трактую ни как великого полководца, ни как победителя, хотя он, конечно, был и тем и другим. Гораздо выше личность создателя, законодателя, благодетеля страны, и вот ее-то и надо показать людям. Мой царь не держит никакого жезла, — он простирает свою благодетельную десницу над объезжаемою им страною. Он поднимается на верх скалы, служащей ему пьедесталом, — эмблема побежденных им затруднений. Итак, эта отеческая рука, эта скачка по крутой скале, — вот сюжет, данный мне Петром Великим. Природа и люди противоставляли ему самые отпугивающие трудности; но сила и упорство его гения преодолели их, он, быстро совершил то добро, которого никто не желал. Кругом Петра Великого не будет никакой решетки, — зачем сажать его в клетку? Если надо будет защитить камень и бронзу от сумасшедших и детей, на то есть часовые в русской империи. Вы знаете, что я не одену его по-римски, как не одел бы Юлия Цезаря или Сципиона — по-русски».

Из письма Фальконе Ивану Бецкому

 

«Большинство публики, за очень малыми исключениями, особенно из среды высшей духовной иерархии, оказывало полное равнодушие к творцу монумента, когда, с 1770 г., дверь его мастерской была открыта для всех; некоторые же, вроде какого-то Яковлева, нападали открыто, хвалясь своими обширными знаниями, — и на головной убор императора, и на его усища, и на его якобы русский костюм, и кричали, что больше 500 дворян в негодовании от сделанного Фальконетом, что об этом идет речь во всех домах и что это можно стерпеть разве только по царскому указу; а иные, как тогдашний прокурор Синода, ни за что не хотели понять, откуда скульптор взял сделать людей и лошадей вдвое больше настоящих, и как это в скульптуре может быть больше поэзии, выраженной аллегорией сюжета, чем в глиняном горшке. Не лучше отзывались, впрочем, и некоторые из соотечественников Фальконета, напр., рекомендованные Дидро императрице для ее комиcсии о наказе, и раздосадованный на скульптора за его малое внимание Ларивьер, возвещавший, что это «дрянной скульпторишка, а памятник царя нелеп и невыполним». Императрица старалась, однако, уверить Фальконета, что его порицатели — люди неотесанные и необразованные глупцы, что по нескольким примерам не следует судить обо всех, что ей заподлинно известно, насколько его Петр В. нравится русским».

Николай Собко

 

10 фактов об Этьене Морисе Фальконе

    Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона (1902), в отличие от прочих источников, называет местом рождения Фальконе швейцарский город Веве.
    В 1753 – 1766 годах Фальконе создал несколько скульптур для парижской церкви святого Роха. Все они кроме мраморной статуи Христа из сцены «Моления о чаше» погибли во время Великой Французской революции.
    Скульптура «Грозящий Амур» работы Фальконе, ныне хранящаяся в Эрмитаже, раньше принадлежала Вольтеру.
    Кроме «Медного всадника» Фальконе за годы, проведенные в России, создал скульптуры «Слава и величие князей» и «Зима» – для князя Голицына, подарившего их Екатерине II, и «Сидящий Амур» – для графа Строганова.
    Дидро поручил Фальконе написать для «Энциклопедии» статью «Скульптура».
    Для жилья Фальконе в Петербурге приспособили каменное здание бывшей конюшни при Зимнем дворце.
    Для изображения лошади Петра позировал жеребец испанской породы по кличке Бриллиант.
    Надпись на постаменте «Медного всадника» гласит: «ПЕТРУ перьвому ЕКАТЕРИНА вторая лѣта 1782.» и «PETRO primo CATHARINA secunda MDCCLXXXII.».
    Седлом Петра на памятнике служит медвежья шкура.
    На одной из складок плаща Петра I скульптор оставил надпись «Лепил и отливал Этьен Фальконе парижанин 1778 года».

 

Материалы об Этьене Морисе Фальконе

Статья об Этьене Морисе Фальконе в русской Википедии

Статья об Этьене Морисе Фальконе в энциклопедии «Кругосвет»

Этьен Морис Фальконе в «Русском биографическом словаре»

Этьен Морис Фальконе в «Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона»

Источник: polit.ru

Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны Войти, чтобы оставить комментарий.