Александр Амфитеатров

26 декабря 1862 года родился Александр Амфитеатров, писатель, публицист, литературный и театральный критик, драматург, автор сатирических стихотворений.

Личное дело

Александр Валентинович Амфитеатров (1862 – 1938) родился в Калуге в семье священника Благовещенской церкви и профессора местной духовной семинарии Валентина Амфитеатрова. Спустя пару лет семья переехала в уездный город Лихвин, куда отец был назначен протоиереем и уездным благочинным. Читать Александр научился с четырех лет. В десятилетнем возрасте его привезли в Москву и отдали учиться в Шестую гимназию в Замоскворечье. После окончания гимназии поступил на юридический факультет Московского университета. Уже в студенческие годы начал публиковаться в юмористических журналов «Будильник» и «Осколки», к этому времени относится знакомство Амфитеатрова с Чеховым.

Окончив университетский курс, Александр Амфитеатров, вопреки советам родных, отказался от карьеры юриста. Он совершил поездку в Италию, где обучился пению (его вокальные способности проявились еще в гимназические годы), вернувшись, поступил в оперную труппу Тифлисского театра. И во время обучения, и во время службы в театре он не прекращал сотрудничества с журналами, посылая корреспонденции из Италии, из Тифлиса, а затем из Казани, где он также пел в оперном театре.

В 1892 году Александр Амфитеатров отказался от певческой карьеры и вернулся в Москву, став московским корреспондентом газеты «Новое время», издававшейся А. Сувориным. В 1894 – 1896 годах совершил поездку по Болгарии, Македонии, Сербии и Черногории, посылая в российские журналы свои путевые очерки.  Написал романы «Людмила Верховская» (1890), «Жар-цвет» (1895) и сборник рассказов «Психопаты» (1893).

В 1899 году в результате «мучительного нравственного перелома» и разочарования в «охранительстве и национализме» Амфитеатров прекращает сотрудничество с Сувориным и вместе с В. Дорошевичем начинает издавать либеральную газету «Россия». На протяжении нескольких лет издание пользовалось большим успехом у читателей, часто публикации в «России» помогали добиться справедливости людям, пострадавшим от произвола местных властей или работодателей. Но 13 января 1902 года Амфитеатров опубликовал в газете фельетон «Господа Обмановы», в котором легко угадывалась сатира на Николая II и его отца Александра III. Уже следующий день после публикации Амфитеатров был арестован и отправлен в ссылку в Минусинск. Редакция успела выпустить еще один номер «России», но вскоре газета была закрыта по постановлению правительства.

В Минусинске Амфитеатров создает цикл очерков «Сибирские этюды». С 1903 года ему разрешается жить под Петербургом, он под псевдонимом пишет статьи в «Санкт-Петербургских ведомостх», «Русском слове» и других газетах. Но вскоре Амфитеатров пишет статью в газете «Русь» в защиту студентов Горного института, обвиненных в прояпонских настроениях, после чего его высылают в Вологду.

В 1904 году Амфитеатров получает разрешение на выезд за границу и покидает Россию. Он живет в Париже и преподает в Русской школе общественных наук, созданной эмигрантами. Там он читает курсы истории Древнего Рима и русского общественного движения. Выпускает антимонархическую газету «Красное знамя». В 1906 – 1916 году Александр Амфитеатров живет в Италии.

После возвращения в Россию Александр Амфитеатров возглавил отдел публицистики газеты «Русская Воля», также его статьи выходили в газете «Петербургский Листок», журналах «Нива», «Огонек», редактировал журнал «Бич». В начале 1917 года в административном порядке выслан из Петрограда, но он еще не успел доехать до места назначения, как произошла Февральская революция, и он смог вернуться в столицу. В конце 1917 года редактировал газету «Вольность», в 1917 — 1918 годах печатал статьи, направленные против большевиков, в газетах «Петроградский голос», «Петроградское эхо», «Новые ведомости». Когда выход оппозиционной прессы был запрещен, Александр Амфитеатров счел дальнейшие занятия журналистикой невозможными и стал преподавать  литературу в Педагогическом институте и женской гимназии. Также он занимался переводами для издательства «Всемирная литература».

23 августа 1921 года Александр Амфитеатров с семьей пересек на лодке Финский залив и оказался за границей. Из Финляндии он добрался до Праги, где жил до весны 1922 года, затем переехал в полюбившуюся ему Италию. Опубликовал публицистическую книгу «Горестные заметы» о жизни в Петрограде при большевиках. За годы жизни во второй эмиграции написал много художественных и публицистических произведений, сотрудничал в русских изданиях Берлина, Хельсинки, Варшавы, Риги, Белграда, Шанхая, Харбина и Парижа. Умер Александр Амфитеатров  26 февраля 1938 года в итальянском городе Леванто.

Чем знаменит

 

Александр Амфитеатров

В советское время Александр Амфитеатров был известен преимущественно как автор фельетонов, публицистических очерков и сатирических стихов антимонархической направленности, опубликованных до 1917 года. Его обширное наследие 1920-х – 1930-х годов, равно как и его художественные произведения практически не упоминались. Между тем, он создал большое количество романов, рассказов, путевых очерков. Сам он считал главными своими произведениями семейные романы-хроники «Восьмидесятники» (1907), «Девятидесятники» (1910-11), «Закат старого века» (1910), «Дрогнувшая ночь» (1914), которые, по его словам, должны были составить, «картину русской интеллигентско-дворянской эволюции и демократизации с николаевских времен по наше». Испытывая большой интерес к фольклору и мифологии разных народов, Амфитеатров создал циклы сказок и легенд на фольклорной основе, а также переложения русских повестей XVII века о Соломонии Бесноватой, Савве Грудцыне, сказания о Петре и Февронии. Огромной популярностью пользовался его “оккультный роман” «Жар-цвет» (1895).

О чем надо знать

В годы существования газеты «Россия» Александр Амфитеатров, фактически возглавлявший работу над ней, официально числился лишь заведующим литературным и политическим отделом, официальному утверждению его в качестве главного редактора препятствовало враждебное отношение лично к Амфитеатрову со стороны министра внутренних дел Ивана Горемыкина. Задачи газеты ее основатели связывали «с самобытным развитием России, веротерпимостью, уважением к чужим языкам, реформой продовольственного дела, свободой печатного слова» и намеревались сделать ее «хотя маленьким, но ясным и чистым, без пристрастия и кривизны, зеркалом текущей жизни нашего Отечества». Газета быстро завоевала популярность благодаря острым фельетонам и сатирам Дорошевича и Амфитеатрова, сенсационным репортажам Гиляровского. В 1900 году число ее подписчиков достигло сорока тысяч.

Прямая речь

Хоть говорят, говорят, что «времена уж не энти-с!»,
Но – timeo Danaos et dona ferentes!
Стал полицейский смирней, не сразу он тычет нас в dentes,
Но – timeo Danaos et dona ferentes!
Меньшиков вновь либерал… Колпак хоть фригийский наденьте-с,
Но – timeo Danaos et dona ferentes!
Отдан под суд генерал, да какой еще! в анненской ленте-с!
Но – timeo Danaos et dona ferentes!
На либеральном играть кто не горазд инструменте-с!
Но – timeo Danaos et dona ferentes!
Ох, крокодильей слезы не было б в сем инциденте-с!
Ох, timeo Danaos et dona ferentes!
Много весны на словах! Нам покажи в документе-с…
Да-с! Timeo Danaos et dona ferentes!
Чуткая юность мрачна… Жив, значит, нюх-то в студенте-с!
Timeamus Danaos et dona ferentes.

А. Амфитеатров «Мнительный Лаокоон, или Обжегшись на молоке, станешь дуть и на воду»

На безобразия цензуры
Негодовать я храбр и быстр.
Но – на меня карикатуры?!
Карай, министр! Ссылай, министр!

…………………….
Я прогрессист, но без нахальства,
Мне страшен каждый генерал:
Лишь с дозволения начальства
Я – петербургский либерал!

……………………….
Я не построю баррикады
И цитадели не взорву:
Я к Пасхе жду себе награды
И к Рождеству, и к Рождеству!

Приятен мне огонь протеста,
Но – надо ж чем-нибудь и жить:
Коль прогорит по земству место,
Пойду в полицию служить.

Конечно, горькая опека…
Но учит нас разумный век:
Не место красит человека,
Но красит место человек!

Плачу в гимназию за сына…
По дому трачу денег тьму…
Покорен долгу гражданина,
Я приспособлюсь ко всему!

Готов ходить во всяких бармах,
Кто палку взял – тот мой капрал.
Но – верьте: даже и в жандармах,
Я – либерал! Я – либерал!

А. Амфитеатров «Герой нашего времени» (фрагменты)

Когда Алексей Алексеевич Обманов, честь честью отпетый и помянутый, успокоился в фамильной часовенке при родовой своей церкви в селе Большие Головотяпы, Обмановка тож, впечатления и толки в уезде были пестры и бесконечны. Обесхозяилось самое крупное имение в губернии, остался без предводителя дворянства огромный уезд.

На похоронах рыдали:

– Этакого благодетеля нам уже не нажить.

И в то же время все без исключения чувствовали:

– Фу, пожалуй теперь и полегче станет.

Но чувствовали очень про себя, не решаясь и конфузясь высказать свои мысли вслух. Ибо – хотя Алексея Алексеевича втайне почти все не любили, но и почти все конфузились, что его не любят, и удивлялись, что не любят.

– Прекраснейший человек, а вот поди же ты… Не лежит сердце!

– Какой хозяин!

– Образцовый семьянин!

– Чады и домочадцы воспитал в страхе божием!

– Дворянство наше только при нем и свет увидало! Высоко знамя держал-с!

– Дас-с, не то что у других, которые! Повсюду теперь язвы-то эти пошли: купец-каналья, да мужикофилы, да оскудение.

– А у нас без язвов-с.

– Как у Христа за пазухой.

Словом, казалось бы, все причины для общественного восторга соединились в лице покойника, и все ему от всего сердца отдавали справедливость, и однако, когда могильная земля забарабанила о крышку его гроба, – на многих лицах явилось странное выражение, которое можно было толковать двусмысленно – и как:

– На кого мы, горемычные, остались.

И:

– Не встанет. Отлегло.

Начало фельетона А. В. Амфитеатрова «Господа Обмановы»

Падение монархии и воцарение в России демократии Амфитеатров конечно же приветствовал горячо и радостно – как давно им ожидаемое, но второй переворот – большевистский – вызвал в нем возмущенный протест. Писатель выразил его в той форме, которая была для него единственно возможна: «Я дал себе честное слово, что ни одной моей строки не появится в стране, уничтожившей у себя свободу печати» (из письма оперному певцу И. В. Ершову). И слово свое держит, хотя из-за этого попадает в тяжелейшие материальные условия, ввергая в голод и нищету семью (а в ней семь душ!).
Новая власть не раз пыталась сломить своего обнищавшего именитого писателя-упрямца, он трижды арестовывался. Не помогли также и попытки Горького «перевоспитать» давнего друга, – тот, как и в прежние времена, его политическим единомышленником не стал. «Вашим взглядам на революционную войну, – ответил ему Амфитеатров, – я, как Вы знаете, не сочувствую и считаю своею обязанностью бороться с ними, где и сколько могу, как с весьма вредным заблуждением». Правда, тут же добавляет, как бы смягчая резкость тона – все-таки перед ним не враг, а друг: «Но, как бы ни расходились наши воззрения, я всегда памятую, что Вы не только большой писатель, но и честный человек и демократ, и всякое нападение на Вас с этой стороны всегда приводит меня в скорбь и негодование».
Вскоре после расстрела 61 участника «Таганцевского заговора» (в их числе оказался и поэт Н. С. Гумилев) Амфитеатров 23 августа 1921 года вместе с семьей тайно переправился на лодке через Финский залив. Так началась вторая и последняя страница его эмигрантской жизни. Из Финляндии он выехал в Берлин, затем какое-то время живет в Париже и Праге и наконец уже навсегда поселяется в Италии, полюбившейся ему с далеких теперь уже лет первого изгнания.

Т. Прокопов

Я никогда не встречал Амфитеатрова в России, но знаю, кажется, все его итальянские местожительства. Он жил барином в местечке Кави-ди-Лаванья, на восточной Итальянской Ривьере, в большом доме, полном детей, гостей, переписчиков, прислуги. Он жил князем в другом местечке, Леванто, уже в огромном доме, богато обставленном, где в бесконечную вереницу друзей, живших и наезжавших, включились литературные итальянцы и где в день какой-то переписи семья А. В. оказалась состоявшей из 18 человек; в нее включились, между прочим, один бывший шлиссельбуржец, один будущий министр временного правительства, один беглый каторжанин (учитель его детей), впоследствии антропософ, еще позже – крупный чиновник наркоминдела, один «гениальный», но неудавшийся скульптор-самоучка и неопределенное количество наметившихся литературных звезд. Он жил помещиком в третьем местечке, Федзано, в заливе близ Специи, необыкновенно красивом уголке земного шара. Затем он жил в Риме в старинном дворце, где было так мрачно и так холодно что жить было можно только ради необычности жилища. Всегда и везде он жил громоздко, шумно, открыто, в обстановке, которая, казалось бы, не давала возможности работать. И между тем такого работника, как А. В., трудно было себе представить: он писал сразу несколько работ на нескольких столах, говорил в диктофон, и несколько переписчиц не поспевали за ним. Не думаю, чтобы кто-нибудь из русских писателей, не исключая и знаменитого этим Потапенко, написал количественно так много, как Александр Амфитеатров! Изданные им книги составляют немалую библиотеку.

Михаил Осоргин

Он и романист, и публицист, и историк, и драматург, и лингвист, и этнограф, и историк искусства и литературы, нашей и мировой, – он энциклопедист-писатель, он русский писатель широкого размаха, большой писатель, неуемный русский талант – характер, тратящийся порой без меры.

Иван Шмелев об Александре Амфитеатрове

Девять фактов об Александре Амфитеатрове

    Отец писателя, Валентин Амфитеатров, был выдающимся проповедником и духовным писателем. С 1892 года он служил настоятелем кремлевского Архангельского собора.
    Историческое сочинение Амфитеатрова «Дьявол в быту, легенде и литературе Средних веков» использовал Михаил Булгаков при написании «Мастера и Маргариты».
    Финансовую поддержку газете Амфитеатрова и Дорошевича «Россия» оказывал Савва Мамонтов.
    Первый выпуск газеты «Россия» был приурочен к десятой годовщине со дня смерти Салтыкова-Щедрина. Половину газетной полосы занимал портрет писателя, а далее шли весьма рискованные цитаты из его произведений.
    Амфитеатров использовал много псевдонимов: Абадонна, Авантюрьер, Амфи, Икс, Калиостро, Мефистофель из Хамовников, Нить, Пет. москвич, Политик Нить, Райская, Сандро, Сюрприз, Царицынский леший, Nemo, Spiritus Familiaris.
    Когда номера газеты «Россия» с фельетоном «Господа Обмановы» поступили из Петербурга в Москву, один киоскер скупил все номера и стал продавать их по спекулятивной цене, заработав за сутки десять тысяч рублей.
    В 1905 году в Париже Александр Амфитеатров был посвящен в масонскую ложу.
    Собрание сочинений Александра Амфитеатрова, вышедшее в 1916 году, заняло 37 томов.
    Сын Александра Амфитеатров Даниил стал известным композитором и дирежером, жил в Италии и в США, два десятилетие писал музыку к голливудским фильмам. Другой сын – Максим (Массимо) – был выдающимся виолончелистом.

Материалы об Александре Амфитеатрове

Статья об Александре Амфитеатрове в русской Википедии

Произведения в библиотеке Максима Мошкова

Александр Амфитеатров в проекте «Хронос»

Биография Александра Амфитеатрова

Источник: polit.ru

Добавить комментарий